hungarianl (hungarianl) wrote,
hungarianl
hungarianl

Таничи ч.5

Окончание

   Лайма Вайкуле тоже очень любила и понимала Мишу. Даже хотела построить нам два дома в Юрмале, рядом друг с другом. Но он не согласился. И она очень ему помогала, когда узнала, что у него рак.

 Звонила в больницу со словами: Миша, я вынесла, и ты все вынесешь!

Так что среди всего этого страшного и циничного мира, всегда находится какое-то такое сердце, которое поддержит.

А зло все равно будет наказано. Не нами-нет. Но обязательно будет.



Вы знаете, человек, стучавший и заложивший Танича с друзьями в молодости, нашел нас. И уже в двухтысячных позвонил, и признался, и покаялся, и попросил прощения. Танич сказал ему: Господь простит!

Через месяц он разбился на вертолете.

Страшно…

  А я все вспоминаю последний концерт с Мишиным участием - вручение в Кремле премии «Шансон года»? За месяц до его смерти.

Его группа «Лесоповал должна была получать премию. Он уже очень плохо себя чувствовал, но обязательно хотел там быть. Нужно было посоветоваться с врачом. Приехал доктор, и сказал, что так он проживет еще недели две, а если поедет – несколько дней, в лучшем случае. Я честно Мише говорю, что ехать ему нельзя ни в коем случае. Тогда он просит, нет, приказывает:

- Посади меня. Я знаю, там, в Кремле, со служебного входа надо пройти 17 ступенек. Я сейчас попробую отсчитать шаги.

Я его поднимаю, он вот тут делает по комнате 17 шагов. И говорит:

- Я осилю. Поехали.

Я его уговариваю, а он стоит на своем. Едем, он там преодолевает, как и собирался, 17 ступенек. И выходит на сцену! Я не понимаю, откуда взялась эта сила у человека, стоящего на пороге смерти? Я вижу, что он сейчас может упасть. Ему вручают гриф гитарный. Он произносит какие-то слова, отдает награду солисту Лесоповала. И идет в другую кулису. Я бегу изо всех сил за сценой в ту кулису, и он падает на мои руки. Мы его выносим, привозим домой, и тут же приглашаем священника.

 А лежал он вот в этой комнате, где мы с вами разговариваем, на диване, к нему все равно народ бесконечно  шел. Все приходили, сидели у ног. Плакали. Врачи мне сказали, что, если мы хотим, чтобы он исповедовался и причастился, пора звать священника.

   Пришел батюшка. Нас всех попросили из комнаты. Они долго беседовали. Потом нас приглашают. И Миша совсем уже ослабевшим голосом говорит: 

 - Батюшка! Вы можете нас с женой обвенчать сейчас?

Для меня это было так неожиданно. Но для меня всю жизнь любое его слово было закон. Я стою, молчу. Священник спрашивает:

- Михаил Исаевич, а вы сколько лет женаты?

- Да вот уже почти 52 года.

- Значит вы там, на небесах уже давным-давно повенчаны. Вы не волнуйтесь.

  И он успокоился.

Вы знаете, а я ведь долго не знала, верующий он или нет.

-Как?

-Ну, не могла я его об этом спрашивать. Как никогда не спрашивала: ты меня любишь?

Вот, когда лет 15 назад ему профессор Акчурин после трех инфарктов сделал шунтирование сердца, его отправили в санаторий в Архангельское немного подкрепить здоровье. А там неожиданно у него разрывается аппендикс, и начинается перитонит тяжелейший. Он умирает. Перевезли его в госпиталь, берут с меня подписку, делают ему операцию. Состояние тяжелое. И мне говорит главврач госпиталя:

- Поезжай в Архангельское. Может тебе удастся найти одну старушку. Я имени ее не знаю, но она святая. Ты как ее увидишь, ты сразу ее узнаешь. Если Бог тебе позволит, ты ее увидишь. Подойди к ней и попроси, чтобы она помолилась за Михаила.

   Я еду в Архангельское, и первый человек, попавшийся мне навстречу была маленькая седая старушечка. Подхожу и спрашиваю: я наверно, вас ищу? Она: а что тебе? Я рассказываю. Она меня сажает на бордюрчик у дороги, и тихонько говорит:

- Я помолюсь за него, он поправится, но скажи ему, чтобы он покрестился. Но только один раз скажи, два раза не повторяй. Не напоминай.

Мне так хотелось поцеловать ей руку, но я в полном беспамятстве вскакиваю и бегу в госпиталь. Врачи говорят, что он умирает, и отправляют меня домой.

Ночь не сплю, а наутро раздается звонок: он очнулся, но страшно матерится.

Я говорю: ну, раз матерится, значит, жить будет. Еду к нему, потом – в  Архангельское, хочу поблагодарить эту старушку, а там ее никто не знает, никто никогда не видел.

Он в больнице еще месяца три пролежал, и когда уже выздоравливал, я ему рассказала про эту старушку. И он мне говорит: поехали, нам с тобой надо покреститься. Я не знаю даже, крестили ли меня в детстве, но я с ним поехала.

- И в каком храме вас крестили?

- Космы и Дамиана в Столешниках. Отец Александр Борисов.

Мы уже были в возрасте - ему было лет 75, и мне почти 60.

 А как его отпевали в старинном храме, где служил священник, который до этого приходил к нему советоваться, как жить дальше. И Танич сказал ему тогда, чтобы он не уходил из священничества.

Тьма народу. Священник его отпел, и вдруг стал читать его стихи. Представляете?

  К молитве не хожу, и в церкви русской

Я где-то с краю, где-то в стороне.

Я грешный человек, и сердце мое пусто

И колокол по мне гудит, гудит во мне.

Но каждый божий день, когда светает,

И все прошло, и след давно простыл

Я господа прошу, грехов у нас хватает:

Прости меня, прости!

А он уже простил.

И снова по весне цветет багульник,

И снег, журча, уходит со двора,

И вижу я - слепой вчерашний богохульник,

Как много на земле и света и добра…

 

   Представляете? Это священник в храме читает стихи, с книжкой в руках.

Народ стоял громадной толпой. И милиция, и военные следили за порядком, чтобы никого не подавили, ходынку бы не устроили. Но больше всех помогли блатные, хотя об этом говорить не принято. У них такие законы строгие. Танич для них был несгибаемым авторитетом. Они стояли себе скромно, и порядок был.

 

                   «Для того покаянье и есть, чтоб душа наша не очерствела»

 

 - Я знаю, что Танич для многих был примером великодушия и стойкости.

- У него была такая нечеловеческая сила воли. Ну, как я могла вырасти иной? Я и после его смерти практически не плакала. После его похорон сидим мы с дочками - казалось бы, пореви, отпустит. Нет! Мы включаем его песни и начинаем улыбаться.

  Я так себе сказала: не смей впадать ни в панику, ни в грусть. Потому что он дал тебе такое счастье, что ты должна благодарить Господа всю свою оставшуюся жизнь. Радуйся, что такой человек с тобой рядом жил.

- После смерти  Танича вы группу его Лесоповал приняли на себя?

- Это ребята сами попросили. Я же долго не знала о его прошлом – я уже рассказывала. Он меня не посвящал – что пугать девчонку? Но когда пришла реабилитация, и он мне рассказал все абсолютно, я стала его просить написать об этом. Он долго отказывался – никто не хотел вспоминать тяжелое прошлое. Слава Богу, нам память помогает отодвинуть все плохое и освободить место для жизни. Но он, в конце концов, через много лет, стал писать эти стихи, чтобы просто мне ответить. А потом и всем.

Он говорил: «Им надо дать слово… Отделить чистых от нечистых нелегко, но человеку, осознавшему свою ошибку, надо дать возможность высказаться о том, какой вывод он сделал».

 Эти все песни покаянные.

- Сейчас в Лесоповале многое изменилось?

- Знаете, какая странная и прекрасная воспитательная роль этих песен. Туда приходят ребята, которые просто хотели бы петь в группе.

Сережу Коржукова-нашего первого соавтора и солиста, я сама привела в 90-х к Таничу, он же мне тоже приснился когда-то. Он действительно умел и хотел это петь. А, когда он погиб, стали приходить обычные ребята  с эстрады, они, зачастую, все довольно распущенные  морально - нравственно, но эти песни так на них действуют воспитательно.

У нас ведь бывали и хорошие певцы, которые позволяли себе запросто выпить перед выступлением. Танич их выгонял с треском. После выступления – это твое дело, но концерт - это святое.  Это железный закон – не пить в группе.

Если раньше человек мог себя вести довольно развязно, то со временем, он как-то очищался, распрямлялся, в нем появлялось внутреннее достоинство. И эти ребята, сменяющие друг друга, меня потрясают своим изменением духовным.

  Ты поневоле, рядом с ними тоже становится чище. 

Я еще при Таниче была директором Лесоповала. А он был художественным руководителем.

Когда Миша умер, они в первый же вечер приехали ко мне с соболезнованиями. Передали толстую пачку денег, которые собрали на похороны, и попросили, чтобы я у них была «за Танича».

 Конечно, - сказала я, - я уже 20лет с вами. И я вас никогда не брошу.

 Это их выбор. Я - да, по большому счету, я - хозяйка Лесоповала.

Это трудно для меня, но я его глазами читаю, его умом думаю.

 Мы самостоятельно выпустили уже два альбома, третий и четвертый готовы.

Лесоповал оценен. Нам награды присуждают: Международную медаль Чехова «За милосердие и гуманизм, за популяризацию российского искусства в мире». Такую же награду получила выдающаяся актриса Хелен Миррен.

А кто – то сомневается в нас, говоря, что это «блатняк для гопников».

А по Волге - реке, на которой мы более полувека назад познакомились, теперь ходит теплоход «Михаил Танич».



 

Tags: Публикации, Таничи
Subscribe

  • Колокольчик

    Колокольчиком, мелодичным звонким колокольчиком звучит под окном смех. сейчас выглянешь- а там златовласка- красавица Стройная, голубоглазая нимфа…

  • мимооконное 2

    С диким криком "ааааафигеть!!!" мчится на велосипеде крошечное существо в огромных зеркальных очках, пытающихся зацепиться за ушки.…

  • Странности

    Странноватое это место, скажу я вам. Например, здесь останавливаются настенные часы. Все и всякие. даже подаренные на важном международном конгрессе.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Колокольчик

    Колокольчиком, мелодичным звонким колокольчиком звучит под окном смех. сейчас выглянешь- а там златовласка- красавица Стройная, голубоглазая нимфа…

  • мимооконное 2

    С диким криком "ааааафигеть!!!" мчится на велосипеде крошечное существо в огромных зеркальных очках, пытающихся зацепиться за ушки.…

  • Странности

    Странноватое это место, скажу я вам. Например, здесь останавливаются настенные часы. Все и всякие. даже подаренные на важном международном конгрессе.…