?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Юбилейное

   У подруги моей-драматурга Нади Птушкиной, юбилей.  Я когда-то чуть-чуть писала о ней здесь, правда не упоминая фамилии:    http://hungarianl.livejournal.com/2008/08/15/
  А 21-го в ЦДРИ у Нади большой творческий вечер. Я приглашена, конечно, но из-за руки пойти не смогу. Сходите, там и фильм ее новый покажут "Лауренсия".
  А, чтобы вы с Надей поближе познакомились, я сейчас наше с ней интервью выложу, опубликованное в № 4 журнала "Story" за прошлый год.
  (Учтите-оно большое!)                                             

                 Метаморфозы Надежды Птушкиной                   

    Она – суперпопулярный и самый плодовитый современный драматург, безусловный лидер театрального проката последнего десятилетия. В ее багаже более шести десятков пьес. В университетах Америки и Канады читают курс, посвященный драматургии Надежды Птушкиной.
Ее очень не любят наши театральные критики, но преданно обожает публика. 
   Я знаю ее уже много лет, хотя порой сомневаюсь: а может и не она это вовсе?

    Лет 20 тому назад я познакомилась с милейшей женщиной - сотрудницей Института повышения квалификации работников культуры. Скромная Надежда была, как-бы, припорошена житейской рутиной. Конечно – семья большая: муж-актер, трое детей, да еще половину жизни на ее попечении младший брат - инвалид.
   Потом мы просто перезванивались, и я с удивлением узнала, что какая-то пьеса Нади получила какую-то премию. Ну, что ж!- подумала я, - бывает! Когда встретились в начале 90-х - передо мной была уже уверенная, смелая и рисковая женщина – начинающий предприниматель. Еще через несколько лет я услышала о преуспевающем драматурге, у которого было ее имя и фамилия – Надежда Птушкина. 
   Увиделись недавно, а она почти не изменилась – все так же миловидна, категорична в суждениях и одновременно остра на язык. Дети выросли, с мужем разошлась. 
   Много лет живет она в старом доме в самом центре Москвы. Ее квартира - под номером одиннадцать, хотя на подъезде ясно написано, что квартир всего десять. В квартире живут еще три собаки и четыре кошки, подобранные, естественно, на улице. И, естественно - любимые, и беспредельно избалованные. Во всем ее облике, в манере общения, по – прежнему, чувствуется какая-то особая ленинградская примета.

    - Надя! Ну, кто же, кроме нас самих о нас и расскажет, не правда ли? Давай начнем сначала.

   

- Я родилась в Ленинграде и жила там с родителями до 17 лет. Отец, родом из Белоруссии, приехал в Ленинград после войны. Его история – сюжет для отдельной книги. 
 Он был комиссован из лагеря - туберкулёз. А попал он туда из Германии, где сначала тоже был в концлагере. Его с простреленным легким вместе с другими ранеными, фашисты бросили в известковую яму. Когда очнулся, увидел, что люди, обезумев от голода, ели известь. А он не ел. В итоге выжил и запомнил на всю жизнь: надо терпеть и не есть дерьмо ни при каких обстоятельствах! 
   Ближе к 45 году туда попал и какой-то американец, с которым отец подружился. Были они в зоне Германии, которую освобождали войска США. Друг его звал с собой, и отец, было, засомневался, но, всё же, не решился отправиться в Америку. И это спасло ему жизнь – всех, кто туда уехал, потом депортировали и расстреляли прямо на границе. В Ленинграде отец познакомился с моей будущей мамой, и она его вылечила. А может, любовь помогла?
          Жили мы в тридцатиметровой комнате большой семьей. Папа, мама, мамина сестра - вдова, её сын, а мой двоюродный брат (старше меня на одиннадцать лет) и бабушка. Наши тридцать метров взрослые так разумно разгородили на три комнатки, что у каждого получился отдельный уголок. Уютней и спокойней для меня до сих пор ещё не было места на земле.
  Сейчас от моего дома и просторного двора со старыми деревьями и огромной кирпичной стеной, отгораживающей от завода, ничего не осталось. И завод снесли. А я все свое детство просыпалась по заводскому гудку. Включалось радио, звучал гимн и потом зарядка: «Внимание! Станьте прямо, положите руки на пояс!» А я думала: « на поезд» и поднимала руки вверх и закидывала их на невидимый высокий вагон и делала старательно упражнения. Так я до сих пор зарядку и делаю.   Школьную практику проходила на том же заводе, и после окончания сразу же пошла работать « по специальности» - слесарем. Случилось самое страшное, чего боялась моя мама, и она пришла разбираться на завод, чтобы спаси мое будущее.
 -У нас в семье достаточно слесарей, - твердо заявила она
     - Кем мама хотела тебя видеть?
   - Не знаю, но точно не слесарем. Она не давила на меня, но твердо знала, что надо учиться. Воспитывая меня, мама и папа удивительно дополняли друг друга. И, если папа учил меня быть принципиальной и бескомпромиссной, то мама учила, как, будучи принципиальной и бескомпромиссной, выжить.
-         Любому из нас кажется, что детство его было абсолютно счастливым и особенным. Правда?
-          Конечно! Мне вспоминается уютная теснота комнаток. Старинная мебель, фарфоровая посуда, пейзажи в тяжёлых рамах( мой погибший на войне дядя был художником), тёмные иконы. И до сих пор я чувствую что-то своё, родное и уютное, бывая в разных музеях. На полке - прижизненные издания Чехова в чёрных переплётах. По Чехову и старинному букварю я училась читать и писать. Так и выучилась с буквой «ять». Исправляли уже в школе.
 Оставалась я дома с бабушкой. Играли мы с ней в карты, и она всё рассказывала, пересказывала мне историю семьи, вглубь до поколения пятого. И я знала всех своих пра-пра- по именам и отчествам, знала их характеры, привычки, перипетии судеб. И до сих пор у меня ощущение, что это знание истории своего рода словно бы охраняет меня в жизни. 

                                Скрипка и немножко нервно 

-         А как в твою жизнь вошел театр?

-          Театр у меня был свой. Я вырезала из бумаги «артистов», декорации. Часами всё это раскладывала на диване, сочиняла истории и пела за всех «артистов». Именно пела, потому что лет до восьми я не знала другого театра, кроме оперного. По журналу «Театральный Ленинград» я изучила либретто всех опер. Раза два в месяц мы ходили всей семьёй в оперу. Элегантный красивый папа и шикарная мама, в шляпке и на высоких каблуках. А, между тем, папа работал слесарем, мама – медсестрой, а тётя была диспетчером в автопарке. Возможно, выражение «аристократы духа» именно про таких людей.

       Мой двоюродный брат жил своей загадочной «взрослой» жизнью в загадочном мире, за пределами нашего дома. В каком-то смысле, он даже повлиял на мою судьбу. Я как-то посмотрела фильм, в котором, героиня приезжает на село и создает там народный театр. Все ее там любят и уважают. Узнала, что есть такие училища, где готовят руководителей художественной самодеятельности. Культпросвет, в общем. И после восьмого класса пошла туда. Приемная комиссия сошла с ума от удивления. Девочка – отличница, коренная ленинградка … Меня взяли без всяких экзаменов, – зачислили и все. И я должна была стать директором сельского клуба.

   - Какая замечательная судьба была тебе уготована, Надя!

 - Но не случилось! Пришел в училище брат Аркадий и заявил: «Немедленно верните ей документы!» И пришлось мне заканчивать десятилетку.

Но была в моём детстве и особенная история. Благодаря ей, я поняла многое: что такое быть отвергнутой, что такое безнадёжная любовь и что такое бездарность.

Я мечтала стать скрипачкой, не менее виртуозной, чем Паганини. Страсть оказалась, увы, не взаимной: у меня совершенно не было музыкального слуха! А между тем, я училась в лучшей музыкальной школе, у великолепного педагога. Я была, увы, бездарна, но, тем не менее, мой педагог любил меня и сочувствовал мне. В иные дни я как одержимая играла по шесть часов, хотя меня никто никогда не принуждал. Мои экзерсисы доводили соседей до отчаянья. Надёжная звукоизоляция была только в уборной. Моим подиумом стал унитаз, потому что остальное пространство занимал пюпитр. Я играла, пока кто-то не начинал претендовать на моё укрытие. Мне казалось, что мы со скрипкой сиамские близнецы. И так продолжалось семь лет. Мечта моя была скромной: играть на скрипке в кинотеатрах перед киносеансами, как это было принято. И однажды я все - таки поняла, что мечте не суждено сбыться. Реальная действительность оказалась сильней, чем моя страсть. В 14 лет я рассталась со скрипкой. Было нестерпимо больно и сразу оказалось много пустого времени. Именно тогда я и начала очень много писать.

Иногда мне кажется, что всё, что я написала, на самом деле, о чувствах той девочки, так любившей скрипку. Со временем я поняла очень важные вещи: даже самая отчаянная борьба иногда приводит к поражению. Но поражение бывает достойным, если ты сделал всё, что мог. Скрипка на всю жизнь приучила меня к смирению, к дисциплине и к отчаянному труду.      

 

 

                                             « Пиши, деточка, пиши!»                                   

- Наверняка тогда уже появился какой-то литературный опыт, ты уже написала что-то существенное?

- Если можно так сказать. В седьмом классе отнесла в ТЮЗ пьесу под названием «Мои острова» о нашей школьной жизни. Честно говоря, не перечитывала ее с тех времен ни разу – страшновато как-то. В девятом классе написала сценарий для Ленфильма, настоящий, киношный.
 - Ничего не взяли?
   - Нет, но польза была от всего. Я оставила тетрадку со сценарием на вахте Ленфильма. Недели через две ко мне вышла редактор, посмотрела на меня – девчонку с косичками, с явным любопытством и сказала: « Пиши, деточка, пиши!» А в ТЮЗе тоже все сбежались на меня посмотреть, пьесу отложили в сторонку и спросили: «А ты не хочешь на актерский поступать?» Я с готовностью согласилась. Мне надо было только букву «р» исправить. Позанималась я добросовестно с логопедом и пришла в студию к Карагодскому.
  И тут снова вмешался случай. Во время беседы в кабинет ворвалась какая-то дама и темпераментно обрушилась на мэтра: «Актриса
N играет пятисотый спектакль! На юбилей надо пригласить ещё того-то и того-то» Тут у меня в горле все перехватило и сломалось что-то внутри. Я подумала с ужасом: «Неужели и я когда-нибудь должна буду пятьсот раз произносить одно и то же?» Вот на этом и закончилась моя актерская карьера, так и не начавшись. Вообще актеры –люди особенные. Мой брат Аркадий говорил: «Ну, разве нормальный человек может поверить триста раз подряд, что он Принц Датский?» Актер – другой вид человека и если ты не этого вида – лучше туда не лезть.

 - Все-таки ты упорно к театру приближалась?

   - Но кроме театра я увлекалась психологией и философией. С книгами Фрейда, Юнга и даже Канта познакомилась еще в восьмом классе. Мне давали их из запасников в читальном зале театральной библиотеки. В девятом, всё из-за тех же философов, я прогуляла два месяца школы. Это было что-то вроде философского «запоя». Дома не догадывались, что я не хожу в школу, а в школе считали, что я болею. В итоге, это сошло мне безнаказанно. Но больше всего меня увлекала археология и история.
В конце девятого класса я уже точно знала, что буду археологом.

   - Вот занималась девочка наукой спокойно и мирно…

   - А потом случайно посмотрела фильм «Александр Невский» и горько зарыдала, поняв, что брошу археологию и обязательно стану кинорежиссером.

-         Но ведь стала же, в конце концов!

-         Да, но прежде мне пришлось посвятить себя своим троим детям, о чем конечно же совершенно не жалею.  

            « Жить с идеалами мне нравится больше!»

 

- Кажется, детство давало тебе некие гарантии счастья и благополучия в судьбе?   Ты просто обязана была быть   удачливой и счастливой.        

    - Я действительно жила так смело, словно кто-то обещал мне: в итоге, что бы я не делала, всё будет хорошо. В 17 лет я поступила во ВГИК на киноведческий факультет. Жила в общежитии, крутила романы, смотрела массу кинофильмов, полюбила Москву, завела друзей, которые со мной до сих пор. Но ушла сама из ВГИКа, потому что решила: киноведение - это не моё. Вернулась в Ленинград и поступила к Георгию Александровичу Товстоногову на режиссёрский факультет ЛГИТМИКа. Великолепные преподаватели, расцвет театра в Ленинграде, а мы, студенты, старались не пропустить ничего. Жила в своей семье, где мне всегда было хорошо, но… тоже ушла, потому что набирал в Москве курс Олег Николаевич Ефремов, и я заново стала поступать. И поступила на режиссерский факультет Школы-студии МХАТ. К Ефремову меня потянуло, потому что творчество его выражало современность. Училась хорошо, новые друзья появились.

 - А с мужем ты познакомилась тоже в театральном институте?

 - Да, он учился на третьем курсе, я на первом. Михаил был одним из самых красивых мужчин, и уж точно - самым добрым. Я и до сих пор так считаю. Учась на режиссерском, я и детей ухитрилась родить: на втором курсе Ксюшу, на третьем – Мишу. А через полтора года родилась Женя.

 - Откуда такое желание – иметь много детей?

 - Я выросла в большой и очень счастливой семье. И хотела создать свою большую и очень счастливую семью. И детей хотела много, но обстоятельства не позволили. Время было непростое. Но у меня были свои идеалы, хотя, строго говоря, идеалисткой себя не считаю. Мне кажется, что неприятностей по жизни у меня было не намного больше, чем у людей сугубо практичных. И вообще, жить с идеалами мне нравится больше!

    - Как же ты справлялась с такой большой семьей?

   - Сначала мы жили с мамой мужа, потом в коммуналке на первом этаже, без горячей воды. Это была «нехорошая квартира» - там жил человек, замешанный в громком убийстве, и нам, естественно, приходилось с ним общаться.

 - И каким же он был соседом?

 - Он был хорошим соседом, как ни странно. Но хорошим он стал только после того, как я его ударила табуреткой по голове.

   - Ну, это прямо криминал какой-то!

-         Дело в том, что обстоятельства у нас тогда были тяжёлые. Я была беременна вторым ребенком, а в Ленинграде у меня была парализованная мать, тяжело больной раком отец и совершенно беспомощный маленький брат. Оставила я их всех на короткое время на тётю и двоюродного брата, и уехала рожать в Москву. А сынишка получил в роддоме заражение и сразу оказался в больнице. Я, естественно должна была проводить весь день с ним, а дома крошечная дочь. Я разрывалась на части, но надо было держать себя в руках, чтобы молоко не пропало. А сосед наш водил проституток и все они, накурившись анаши, ночью горланили песни и ломились к нам в дверь. Я сначала просила его по-хорошему утихомириться, потом вывешивала какие-то плакаты, потом уже не знала, что и делать.

   Однажды ночью мы столкнулись с соседом на кухне. Он поздоровался и отвернулся к плите. Я молча схватила табуретку и с размаху всадила ему в голову. Он остолбенел, но все-таки руку поднять на кормящую мать не посмел. Мы стояли и несколько минут молча в упор смотрели друг на друга. Потом он развернулся и ушел. После этого у нас наступил мир и воцарилась тишина. Сосед перестал водить дам, и, более того, когда мне не с кем было оставить годовалую Ксюшу, он брал ее к себе в комнату и кормил манной кашей.

А вскоре нам улучшили условия: переселили в другую коммуналку – с комнатой в 30 метров и с горячей водой. Это уже казалось раем! Тридцать метров, совсем как в коммуналке моего детства. Я всё пыталась создать для каждого своё пространство. И сейчас дети говорят, что росли с ощущением, будто у каждого была отдельная комната. 

                                 « Гиря до полу достала!» 

- А что же муж, он-то чем занимался?

- Михаил? Он вёл себя по-разному. То старался, зарабатывал, где мог и сколько мог. То целые периоды не работал, что-то всё искал: то режиссёра, то театр, то пьесу для самостоятельной постановки. Кстати, процесс поиска так за всю жизнь и не дал результата. Дважды уезжал куда-то на периферию. Пока, наконец, не стал работать в Новом Московском театре. У нас с ним было разное отношение к семье. Для меня семья была бесспорным приоритетом, для него – помехой в карьере, тяжёлой заботой. Хотя, безусловно, он нас любил.

   Я вообще не могу сказать о нем ничего плохого – он не пил, не гулял, не делал ничего того, от чего жены плачут. Хотя характер у него взрывной, но у меня, возможно, слишком жёсткий. Не хочу искать виноватых. Мы прожили 24 года, и разошлись по причине, которую и называть как-то неловко – женщины меня не поймут. Просто прошла любовь. Я перестала радоваться его приходам домой. Он приходил - у меня депрессия начиналась. Но мне долго это казалось неуважительной причиной – лет десять казалось. Становилось все хуже и, в конце концов, мы расстались. Разошлись мирно. Думаю, с разводом мы немного затянули, но тут были объективные причины: он не хотел расстраивать свою маму - мы разошлись только после её смерти. Но зато дети выросли в полной семье. Муж мне не изменял, то есть такого унижения я не испытывала никогда в жизни. И я не изменяла. Для меня это - конец отношениям.

   Есть у меня черта характера, которую некоторые мужчины склонны принимать за отсутствие гордости. Я терплю все до последнего. Многое легко прощаю, незлопамятна вообще (меня обижают, я вспыхиваю и страшно оскорбляюсь; но, приняв извинения – моментально все забываю). Но всё это только потому, что если расстанусь, то - насовсем. Я не молчу, высказываю обиды, пытаюсь объясниться, поговорить. Но на мужчину  производит впечатление только одно, когда говоришь ему: уходи! А я всегда пытаюсь найти компромисс, пока не понимаю - больше не могу. Вот как говорят: «Гиря до полу достала!» И мужчины потом претензии предъявляют: ты же терпела так долго, почему же сейчас говоришь, что все кончено? Называют предательницей, ищут соперника…

   Думаю, наш брак рухнул, еще и потому что муж считал: моя миссия: быть домохозяйкой, растить детей и ухаживать за ним. В мою самодостаточность он не верил.  Слава Богу, есть дети, которые всегда в меня верили и верят теперь. Без веры я просто не состоюсь. Слишком сильно я сама в себе сомневаюсь. И, когда работаю, я постоянно преодолеваю страх, что ничего не получится. Ни опыт, и никакие успехи ничего не меняют. Страх есть всегда. Иногда он просто непереносим. Поэтому, в работе мне так нужны надежные партнеры – продюсеры и режиссеры, которые бы помогли мне победить этот страх. Я горы сверну, я многое могу вытерпеть, но, если человек не верит в меня, я лучше отойду от него в сторону.                

   - А каким должен быть человек, которого ты могла бы полюбить сейчас?

   - Я не открою Америки, если скажу: хочу, чтобы рядом был мужчина, который бы меня любил и уважал, и был бы мне другом, и мы были бы на равных, и ему было бы интересно, что со мной происходит, и ему было бы важно моё отношение к тому, что происходит с ним. И еще я должна быть главнее работы, карьеры, совещания, на котором он сидит сейчас. Никогда, никогда он не должен отодвигать меня на второе место, какие бы суперважные проблемы не решал!

   - Это действительно похоже на цветаевское: «О, вопль женщин всех времен!..» Ты, должно быть, слышала, что среди мужчин сейчас популярно выражение: «Жена должна быть умной!»

 - Наверное, имеется в виду, что она должна закрывать глаза на измены, безропотно принимать его раздражительный тон, мириться с пренебрежением к ней и прочее. И ещё жена должна демонстрировать ничем непоколебимую любовь к нему. Я всегда интересуюсь: « А на любимых жениться не пробовали?»            

                                Продолжение следует...

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
ssnumrik
Mar. 16th, 2009 07:02 pm (UTC)
Леночка! Как рука?
hungarianl
Mar. 16th, 2009 07:15 pm (UTC)
Спасибо! Откусываю гипс по кусочкам)
ssnumrik
Mar. 16th, 2009 07:16 pm (UTC)
А творог,мумие,кальций, хаш????
hungarianl
Mar. 16th, 2009 07:17 pm (UTC)
невкусно(
ssnumrik
Mar. 16th, 2009 07:22 pm (UTC)
Ах ты ж, поганка такая! Почему не ешь правильные продукты!? Леночка, ну так же быстрее заживет!!! Кушай,пожалуйста!!!
hungarianl
Mar. 16th, 2009 07:29 pm (UTC)
не разрешили мне пока кальцинироваться. Сказали - так можно только при переломах трубчатых костей.
а у меня - тооооооооненькая. Поняла?
Погаааааанкаааа....
ssnumrik
Mar. 16th, 2009 07:31 pm (UTC)
Ладно,кальцинироваться нельзя. Но хаш-то можно, и мумие опять же? Это даже не творог!
hungarianl
Mar. 16th, 2009 07:34 pm (UTC)
только творог и петрушку! Поняла?
ssnumrik
Mar. 16th, 2009 07:41 pm (UTC)
1 день
Завтрак: Творог + конфитюр/мед/варенье
Обед : Творог + петрушка + 1 зубчик чеснока + соль
Ужин : Творог + петрушка + 1/2 мелко порезанного сладкого перца
2 день
Завтрак: Творог + курага +сахар/мед
Обед : Творог + петрушка + чуть-чуть тертого корня имбиря
Ужин : Творог + петрушка + соленый огурчик

Еще сочинить???
hungarianl
Mar. 16th, 2009 07:48 pm (UTC)
Спасибо, диетсестра!))
Я и так из-за тебя сейчас открыла известным способом холодильник, и сижу ем творог с бананом. Кстати, на соленый огурчик посмотела, но не отважилась )))
ssnumrik
Mar. 16th, 2009 07:51 pm (UTC)
Вот умочка какая!!!!
brimborium_new
Mar. 17th, 2009 11:01 pm (UTC)
Такие идеальные ответы может выдавать только талантливый супер- драматург.
hungarianl
Mar. 18th, 2009 07:32 am (UTC)
:))
( 13 comments — Leave a comment )

Profile

думать
hungarianl
hungarianl

Latest Month

June 2015
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars